Арт-симпозиум «Евразия.Образы современности»
События

Арт-симпозиум «Евразия.Образы современности» Республиканский, с международным участием Артсимпозиум - новый проект Союза художников РК 2010 г.. Симпозиум явился своеобразным культурологическим триптихом, в который вошли пленэрная работа участников проекта, выставка с одноименным названием и круглый стол (дискуссионная площадка), резюмирующий его результаты.

 

В процессе подготовки симпозиума он был объединен с международным проектом «Единое пространство», руководителем которого является известный художник Мансуржон Казахбаев, проживающий в настоящее время в Австрии. Концепция проекта «Единое пространство» по своей идее близка теме симпозиума: в ее основе объединение творческих сил во имя созидания, толерантности и дальнейшего развития.

В проекте принимали участие художники из 13 городов Казахстана (Астана, Караганда, Усть-Каменогорск, Семей, Шымкент, Кызылорда, Петропавловск, Павлодар, Актобе, Кустанай, Талды - курган, Тараз, Кокшетау - всего тридцать человек), а также 35 художников из г. Алматы. Впервые за годы Независимости художники Казахстана работали вместе с мастерами из Туркмении, Таджикистана, Узбекистана и Кыргызии, являющимися участниками международного проекта «Единое пространство». Так, из Кыргызии приехал мэтр кыргызского искусства, народный художник КР Бейшенов Асанали, а из Узбекистана - самый молодой, но уже известный художник Алимкулов Алишер. Вместе с М. Казахбаевым из Австрии прибыл известный в международной художественной среде художник Вольфганг Валькенштайн.

Перед участниками пленэра была поставлена задача творчески осмыслить Настоящее, дать свое видение внутренних коллизий современности, предложить новые пластические и образные решения, соответствующие ритмам новой эпохи. При этом учитывалось, что Евразийский концепт, который является стержнем национальных художественных школ Центральной Азии, не просто реализует европейский формат и национальное содержание, а развивается в сторону плодотворного синтеза традиции и современности, нового видения в условиях постмодернизма, тенденции которого необходимо постоянно осмыслять и преодолевать.

Результатом пленэрных работ стала совместная выставка, которая представила не законченные произведения, а творческую лабораторию, поиски и эксперименты участников проекта. На круглом столе была дана оценка творческого процесса, инициированного пленэром, проанализированы отдельные работы и общие тенденции. Проект был поддержан Министерством культуры Республики Казахстан в рамках программы по социально значимым проектам неправительственных организаций (НПО) «Организация комплекса мероприятий по поддержке и популяризации творчества художников Казахстана». Оргкомитет.

 

Время собирать камни Романтической целью симпозиума стало создание образов современности, завязанных на понятии “Евразия” как особого историко-культурно-политического пространства, и нахождение нового языка изображения.

Для достижения заявленной цели было решено собрать художников в одном месте (ущелье Алма Арасан), которое из случайной точки на карте в результате творческого общения трансформировалось бы в магнетическое пространство поисков и находок. В силу экономических причин на территории школьного лагеря обосновались только художники из зарубежья и других городов республики, алматинцы же работали в своих мастерских. В результате те, кто жил в горах, в некотором смысле приблизились к заданной теме.Кроме того, почти все они написали замечательные этюды с видом красочных осенних окрестностей.

Алматинские художники, работавшие в одиночестве, не все, увы, смогли оторваться от своей привычной манеры, от своих тем и жанров. Из 78 работ гостей Алматы 25 напрямую связано с заявленной темой. Из 98 произведений, представленных алматинцами, только 14. Десять зарубежных художников, не отвлекавшихся на этюды, создали образы, связанные с особым чувствованием современности. Написанные за две недели произведения были представлены на трёх площадках: выставочных залах Фонда первого президента РК, Союза художников РК и галереи “Art-folio”, где экспонировались этюды.

Итак, несмотря на объявленную тему — “Евразия. Образы современности” — большая часть казахстанских художников писала ландшафтные и городские виды, создав при этом вполне выразительные пленэрные и написанные в мастерской пейзажи. В некоторых присутствует намёк на символическое нечто, что должно таиться за оболочкой наличной природы. Большинство пейзажей отмечено почтением к реальности, к действительной картине родных мест, столь знакомых и любимых.Возможно, сказалось подспудное стремление обрести некоторую уверенность в пространстве сегодняшней жизни — ведь природа, несмотря на все её теперешние катаклизмы, даёт пример устойчивости и постоянства. А это немаловажно во времена экономического кризиса и социальных перемен, которыми так богата современная жизнь планеты.

Есть пейзажи, рождённые эмоциональным импульсом здесь и теперь переживаемого состояния природы. Они отмечены экспрессией цвета и мазка. Имеются и те, в которых чувственный отклик выражается линейно-цветовыми играми, выстраивающими упорядоченный украшенный мир, что древними греками определялось словом космос, а древними римлянами — декор. Не обошлось без жанровых полотен. В одних повседневная жизнь предстаёт в поэзии малых событий, из которых, впрочем, и складывается монументальное полотно жизни. В других явлены непреходящие ценности исторических и культурных составляющих народного бытия.

Некоторые картины претендует на философское проникновение в основы жизни. Так или иначе, перед взором терпеливого зрителя возникает картина современности, пусть даже в ней не так уж много символических, героических и эпохальных черт. В конце концов, всё, что волнует художника (родная земля, настоящая и прошлая повседневность, и, конечно же — смысл творчества и вечное) — и есть современность. Аманкосов, Есдаулет и Магзумов, Бажиров и ,Тян Байтенов, Турганбаев и Шпиев обратились к извечным сюжетам и приметам традиционной жизни казахов, всё ещё весьма актуальной в восприятии художников и народа. Калинин, Кененбаев, Нугер и Шуранов ищут возможность опредметить своё ощущение времени и вечности. Абуов, Баяндин и Новосёлов своеобразным сочетанием фигур и знаков создают образы эпохи и современника, стоящего на границе прошлого и настоящего. Абдукарим, Палымбетов, Усманов и Тарази для этой же цели привлекают язык символов. Кулбаеву для создания символического образа достаточно было темпераментно написать единую композицию из четырёх частей с изображением пастбищ — на все четыре стороны простирается земля кочевника. Бургаев в картине “Евразийские параллели” изображает юную казашку в тунике, уверенно стоящей между древним восточным и современным западным скульптурным изображением. Ибраев в работе “КЭФ. Восток- Запад” иронично сопоставляет силуэт Эйфелевой башни с обликом азиатской девушки, с капризными чувственными губами. Широкие поля шапки бросают глубокую тень на лицо с узкими полузакрытыми в экстазе глазами — таинственное зеркало неразгаданной восточной души. Ким (Иль Су), Мамакова и Медешов сделали героями своих живописных работ камни — символы сопротивления течению жизни, знаки безмолвия вселенной, бесстрастные свидетели истории. Камчыбеков из Кыргыстана для высказывания привлёк настоящие камни, найденные в горном ущелье.

Возникли метафорические композиции “Нега”, “Объятие”, “Женщина в парандже” и другие. Кишкис, Калкабаев и Саутбеков прибегли к языку абстракции, чтобы выстроить цветом и линией “Парадоксы экологии”, “Орнаменты жизни” и образ гармоничного устройства пространства жизни. Джумаев (Туркменистан) размывами акварельных красок создал образ подвижной материи вселенной. Казакбаев (Австрия) одним только сгущением туши обозначил таинственный “Хаос бытия”. Макаров и Мизанбаев посвятили свои полотна образу художника, с его мастерской и подрамниками. Диникеев окружил фигуру художника музами и целым сонмом событий, сопровождающих его творческий путь. Герой Тургынбаева пытается устроиться со своим этюдником посреди шумного проспекта. Человек, вопрошающий себя и мир о своём назначении, стал героем картины узбека Аликулова “Кто я?” и туркмена Чарыева — “Мир творца”.

В серии “Поколение” туркменского графика Гурбанова легкими движениями пера и кисти создана метафора череды поколений, где каждая из трёх фигур, состоящая из нескольких ярусов человеческих особей, заботливо охраняет своих предшественников и потомков под пологом своих одежд. Среди почти пары сотен произведений есть те, о которых следует сказать более подробно. Художник из Кыргызстана Асаналы Бейшенов представил две работы: триптих “10.06.2010.Ош” и парафраз картины Верещагина “Триумф смерти”. Обе картины посвящены трагическим событиям этого лета, потрясшим весь мир. Неизбывную душевную боль художник попытался исторгнуть дважды. С помощью абстрактно-документальной композиции, где цвет и линии одновременно суть формула распавшегося мира и порушенные конструкции жилых зданий. И заменой черепов из композиции русского художника на груду камней, отмеченных чёрными ликами-масками — парадоксальное совмещение орудий убийства, крика ужаса убиенных и монумента памяти. Истинный художник, несомненно, не может не быть гражданином своего отечества, принимающим трагедию своей страны как собственную. Интересен полиптих австрийца Вольфганга Валькенштайнера, состоящий из шести полотен, каждое из которых может быть и самостоятельной работой, и частью многослойного образа.

На лицевой стороне левого верхнего холста на немецком и русском языках написано следующее: “Размышляя о звезде, выбритой на затылке Марселя Дюшана, я прогуливаюсь вокруг автобусной остановки”. Кстати, за словом звезда нарисована маленькая пятиконечная звёздочка — чтобы не было сомнений у тех, кто не видел затылка знаменитого художника. Четыре полотна из этого полиптиха — обычные для художника композиции с чем-то вроде трёхмерной ленты Мёбиуса и полых сфер, напоминающих разорванное сердце. Это то, с чем приехал художник сюда — его творческий бренд. Два остальных полотна изображают простейший навес остановки. Слева вверху он показан вертикально. Справа внизу — горизонтально. В первом использованы три цвета, во втором — пять. Так австрийский живописец зафиксировал своё кружение вокруг остановки и (эврика!) рождение идеи о новой композиции, в которой его воспоминание о затылке Дюшана каким-то образом связано с его пребыванием в Алматы, ожиданием автобуса и удивлением, что нигде в городе он не нашёл символов коммунистического прошлого. Вот так Валькенштайнеру удалось соединить постоянные сюжеты его творческого “Я” с новыми впечатлениями во время краткосрочного здесь пребывания. Продуктивный творческий импульс, пожалуй, не привязан к какой-либо географической точке — действительно, “дух дышит, где хочет”.

Художники из Таджикистана Сулейман Шарифи и Карим Наджмиддинов не стали писать картин и этюдов. Они посвятили всё время поиску образа Казахстана в предметах, наиболее характерных и важных для нашей культуры. И нашли старые колыбельки. Сначала они несколько переиначили каждый предмет — один приобрёл рисунок и цвета маскировочной одежды, другой аккуратно обвёрнут упаковочной бумагой, третий скрыт ею совсем. Затем выстроили странную конструкцию, названную ими “Made in”, с амбивалентно считываемым образом. Первый вариант: мы слишком привязаны к старине. Второй: наша страна ещё очень молода. Третий: мы в исторической перспективе. В последнем случае художники представили с помощью несколько изменённых предметов образы разных времён. Ясного и всеми охраняемого нашего прошлого. Ещё не определённого во всех своих параметрах настоящего, с его неискоренимым желанием опереться на традиции. И таинственного будущего, в котором, однако, всё же угадывается присутствие знакомых черт. Такая вот возникает метафора нашего жизненного пути из прошлого через настоящее в грядущее. Взгляд со стороны бывает очень полезен. Симпозиум, несмотря на небольшое количество значительных формальных и тематических находок (это не лишает выставку эстетических достоинств), не лишний раз показал, что постоянный творческий обмен идеями весьма продуктивен. Настало, пожалуй, время не разбрасывать, а собирать камни. Баян Барманкулова

 

 

Евразия. Образы современности Попытка самоопределения евразийского мироощущения нередко приводит в тупик, так как Казахстан, вследствие своего геополитического положения, является точкой пересечения западной и восточной культур и невозможно дать однозначный ответ, какая из парадигм превалирует. Культура Евразии всегда являла собой не столько результат противопоставления культур Запада и Востока, сколько результат их синтеза. Многие проекты арт-процесса сегодня направлены на исследование современной художественной ситуации в контексте евразийства.

К числу подобных инициатив относится Арт-симпозиум «Евразия. Образы современности», организованный в Алматы с 27 сентября по 17 октября 2010 года Союзом художников Республики Казахстан. Спецификой крупных международных художественных проектов является объединение в общем пространстве арт-коммуникации художников различных идейных установок с принципиально отличными творческими подходами, использующих разнообразные технологии – живописцев, графиков и скульпторов. Такой подход позволяет в процессе совместной творческой работы, обмена опытом показать и осмыслить общую картину современной художественной ситуации, создать благоприятные условия для ее осмысления.

Процесс глобализации неизбежно приводит к постепенному стиранию национальной самобытности, растворяющейся в универсальных формулах современного общественного сознания. На протяжении последних десятилетий в искусстве Казахстана и Центральной Азии наблюдается процесс поиска своего национального «я» в контексте глобализации. Обозначение темы проекта как «Евразия. Образы современности» обостряет актуальную социальную проблематику текущего момента. В первую очередь, это вопросы самоидентификации, наиболее остро возникающие сегодня, когда необратимым последствием процессов глобализации становится всеобщая культурная унификация и утрата различными этносами собственной национальной идентичности.

Трепетное отношение к сохранению национальной традиции обозначило одну из ключевых тенденций современного искусства, в частности, казахстанской живописи – обращение к историзму через осмысление прошлого, прежде всего через мифологическое мироощущение. В современной ситуации наблюдается процесс «оживания прошлого» - «архаизация». Но чрезмерное усиление и прямолинейная трактовка данной установки привела к коммерциализации живописи, превратив ее в низкопробную «сувенирную» продукцию и созданию «офисных пятен» с изображением аулов, батыров и т.д. Результатом этого процесса становится эксплуатирование и обесценивание национальных сюжетов и героев. Тема проекта «Евразия. Образы современности» – не просто красивая или модная формулировка – это актуальная проблематика, призывающая авторов отказываться от подобных характерных «установок» большинства создаваемых сегодня коммерческих произведений с элементами кича и гламурности, либо носящих характер товаров на экспорт с бесконечным тиражированием национальных сюжетов. В рамках проекта организаторы стремились создать условия для поиска и выработки новых художественно-пластических приемов в пространстве своеобразной творческой лаборатории.

Выставка по итогам этого процесса живого общения является результатом планомерной совместной работы в Алма-Арасанском ущелье художников из Алматы, областей Казахстана и зарубежных авторов. Произведения, вошедшие в состав экспозиции, представляют срез художественной ситуации сегодняшнего дня. В рамках статьи сделана попытка через анализ «образов современной Евразии», наглядно представленных в пространстве одноименной выставки, обозначить основной круг тем, вопросов и проблем, которые авторы стремятся решать посредством собственных художественных высказываний. При создании своих программных произведений художники тяготеют к философской интерпретации современной социальной проблематики через осмысление взаимовлияния архаики и современности, Востока и Запада, урбанистической культуры и народной традиции. Значительный раздел экспозиции представляет символическую живопись с использованием современных мифологем и метафор. Встреча образов Запада и Востока обретает ироническую трактовку в работе «КЭФ» Ержана Ибраева из Кокшетау, где женщина-мусульманка курит кальян на фоне Эйфелевой башни. Образ вечности в своей работе «Мәңгілік» Амангельды Кененбаев из Кызылорды трактует в виде древнего восточного ритуального кумгана, пришедшего из глубины веков, на фоне сакральных гор, неподвластных времени. Ироническое совмещение разноплановых проявлений традиции и современности наблюдается и в произведениях Адильгали Баяндина из Актобе – «Гостья» и «Новый казах». Стремление осмыслить роль и место человека в современном мире осуществляет Турсын Абуов из Алматы в работе под названием «XXI век». Эту же тему затрагивает Динара Нугер из Астаны в картине «Размышление».

Отдельная категория – произведения-концепты, в основе которых – множество символов, предстающих в полисемантическом толковании и, порой, неожиданно совмещающихся в контексте одного произведения. К числу подобных примеров можно отнести: «Между прошлым и будущим» Юрия Новоселова (Костанай), «В бесконечном мире. В Земном шаре. В квадрате. Я. Я. Я» Асгата Диникеева (Астана), «Роза и крест» Шамиля Усманова (Талдыкорган), диптих “Tau Samruk” Фатимы Тарази (Алматы) и многие другие работы. Трагические политические события современности, прожитые и прочувствованные автором, рождают полный драматизма абстрактный триптих заслуженного деятеля искусств Кыргызстана Асаналы Бейшенова – «11 июня 2010. Ош» или шокирующую своей лаконичностью и точностью его же реплику на «Апофеоз войны» Василия Верещагина. Драматичность современного бытия предстает и в произведениях, не отсылающих напрямую к конкретным политическим событиям. Так, в работе «Парк» Молдакула Нарымбетова (Алматы) трагичность бытия выражается через напряженность цвета и появление в композиции изображения инвалидной коляски. А «Хаос бытия» в трактовке Мансурджона Казакбаева (Австрия) в монументальной графической абстракции передан напряженной динамической борьбой линий. Орнаментальное и декоративное начало – ключевой принцип большинства произведений, представленных на итоговой выставке. Это также свидетельствует о стремлении к сохранению связи с национальным традиционным началом: «Орнаменты жизни» Мурата Калкабаева (Караганда), «Мир тюрков» Женисбека Абдрамана (Алматы), «Айтыс» и «Танба» Ергали Палымбетова (Шымкент).

Сегодня дополнительным примером проявления архаизации в искусстве является обращение авторов к древним символам казахстанского искусства, таким как наскальные изображения или каменные балбалы, воплощающим древнюю тюркскую традицию. Они являются зримым воплощением древнего ритуального мышления, символом вечности и вневременности, обладают лаконичностью формы и глубиной содержания и неизменно отсылают к восточному региону. Так, образы наскальных рисунков появляются в «Путешествии к истокам» Анатолия Бургаева (Петропавл) и у других авторов, а балбал – в одноименном произведении Мажита Байтенова (Астана), в скульптурной композиции «Балбал.

Меценатство» Молдакула Нарымбета (Алматы). Архетипичность номадического мышления порождает темы странствий, перекочевок, постоянных перемещений. Изображения колесницы, лошади, дороги, всадника встречаются в работах «Колесница» и «Странствие» Казыма Аманкосова (Тараз), «Путь» Д. Магзумова (Кокшетау), «Светлая дорога» Женисбека Абдрамана (Алматы). Часто встречающиеся мотивы в пространстве художественных произведений – казахские национальные музыкальные инструменты – кобыз, домбра. Они предстают как неотъемлемый атрибут легендарного Коркыта или певца-сказителя, повествующего о своем времени в произведениях «Эхо времени» Өсербая Шуранова (Павлодар), «Кобыз» Шакирбека Саменова (Кызылорда). Поиски ответа на вопрос «Кто я?» происходят как на уровне индивидуума (Алишер Аликулов, Узбекистан «Кто я?»), так и на уровне всего сообщества. Мир художника осмысливается в одноименной работе Асгата Диникеева (Астана) и в диптихе туркменского художника Берды Чариева «Мир творца».

Ситуация современного жителя мегаполиса обостряет проблему взаимосвязи человека и природы, вследствие чего многие проекты обретают прямую экологическую направленность. Таковы «Парадоксы экологии» Петра Кишкиса (Караганда), «Город. Сакральный знак», серия работ «Таза ауы, таза су» Равиля Абдулова (Шымкент). К природным стихиям обращаются Иль Су – псевдоним Святослава Ким (Алматы) и Жаксылык Медешов (Шымкент). В их работах камни и вода адухотворяются и, оживая, обретают новые состояния. Помимо программных произведений, авторы в рамках Арт-симпозиума создавали пленэрные работы, вдохновляясь природой алматинских предгорий. Эти сюжеты составляют большую часть работ, представленных на итоговой выставке. Данный проект подтвердил наличие и одновременное сосуществование в современном художественном процессе следующих бинарных оппозиций: тяга к архаике и применение модернистских установок, взаимосвязь традиций и современности, взаимовлияние западного и восточного менталитетов, конфликт современной техногенной культуры и естественного природного начала, взаимоотношение центра и периферии, драматического наполнения содержания с ироническим началом. И не случайно, видимо, идея взаимовлияния Востока и Запада в Евразии визуализируется в полиптихе из шести частей Вольфганга Валкенштейнера (Австрия), который, находясь в Алматы и обходя автобусную остановку в сердце Азии, размышляет при этом о художественном жесте Марселя Дюшана. Екатерина Резникова, кандидат искусствоведения Евразия. Образы современности КӨРМЕНІҢ АШЫЛУ